Вернуться   "Стоп-кадр" > Мир фотографии > Мастера мировой фотографии

Важная информация

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 11.12.2011, 21:07   #1
Супер-модератор
 
Аватар для kesha
 
Регистрация: 20.12.2010
Город:Германия
Имя:***
Работа:---
Хобби:Фото
Сообщений: 1,748
Сказал(а) спасибо: 204
Поблагодарили 678 раз(а) в 524 сообщениях
Вес репутации: 17
kesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to behold
По умолчанию Юрий Рост.



Юрий Михайлович Рост родился 2 февраля 1939 года в городе Киеве.

Окончил Киевский институт физкультуры, затем – факультет журналистики Ленинградского государственного университета.

В 1967-1979 годах был специальным корреспондентом газеты "Комсомольская правда".

С 1979 года - обозреватель и фотокорреспондент еженедельника "Литературная газета".

С 1994 года – автор и ведущий программы "Конюшня Юрия Роста" (до 1997 года на телеканале НТВ, затем на телеканале "RЕN-ТV 7").

По итогам 1994 года программа Юрия Роста, наряду с программой "Намедни", была признана телекритиками – участниками телерейтинга газеты "Известия" лучшей программой года.

С 1995 года – член Совета гарантов еженедельника "Общая газета".

С 1997 года Юрий Рост работал обозревателем и фотокорреспондентом газеты "Московские новости"; в дальнейшем работал в "Общей газете" до ее приобретения Лейбманом в конце мая 2002 года.

В сентябре 2008 года на XXI Московской международной книжной выставке фотоальбом Юрия Роста "Групповой портрет на фоне века" был назван "Книгой года". Фотоальбом включает в себя 250 черно-белых снимков, сделанных Ростом за 40 лет работы.

— Есть ли какая-то идеология в ваших фотографиях?

— Ее там нет. Изначально фотография возникла как потребность изобразить реальный мир. То есть возникло техническое средство, которое позволило это сделать. Фотография сама по себе — это просто метод. Она может быть частью прикладной науки, частью ширпотреба, техническим средством. В некоторых случаях она может возвыситься, приблизиться к искусству. У нее есть единственная идеология. Эта идеология передана в названии одного из приспособлений, без которого фотография не может существовать. Это — «объектив». Фотография — это средство передачи некоторого объекта: реального состояния среды нашего мира, которое входит в темную коробку.

Мне представляется, что фотограф, который стремится завоевать позиции искусства, существенно отличается от художника. Художник создает образ из собственных представлений о мире, из собственного видения, а фотограф пользуется только тем, что мир ему предлагает. Ничего другого у него нет. Поэтому все попытки так называемой абстрактной фотографии мне представляются слабым подражанием абстрактному искусству. Когда художник берет фотоаппарат и начинает использовать его как краску, как бумагу для коллажа, она перестает быть фотографией, она становится частью уже совершенно другого художественного произведения. Ее особенность же заключается в том, что фотография так или иначе передает то, что существует в реальности, или то, что фотограф смог увидеть в реальности.

— Чем отличается хороший фотограф от плохого?

— Не тем, что он знает аппарат. Аппарат не знает по-настоящему ни один хороший фотограф, и возможности аппарата, особенно современного, используются им процентов на двадцать. Чем меньше участия человека в делании фотографии, тем она ценнее. Его владение камерой, хорошее знание печати зачастую даже мешает. Возникают спецэффекты, возникают возможности виражирования. Делается попытка приближения фотографии к живописи или графике. Иногда создается ощущение, что все фотографы — люди с огромным комплексом. Они понимают, что фотография — это недоискусство и докручивают ее до состояния «как будто» искусства, придумывая разнообразные приемы уже совершенно из другой области. Хотя на самом деле у фотографии есть своя чрезвычайная ценность, но состоит она лишь в одном: она является «смертью момента». И понимая это, уже что-то можно начинать делать.

— Смертью момента?

— Да, ты снял, и все. И больше ничего нет. Даже если ты будешь снимать кристаллы, которые не изменяются. Все равно этот момент уже убит.

— Что же остается в качестве фотографии — посмертная маска убитого момента?

— Нет, не посмертная маска...

— А что? Вы ведь занимаетесь в основном именно тем «объектом», где время, его течение, переживается сильнее всего — людскими лицами. Ваша фотография — умерший момент этого вот лица... Впрочем, слово «момент» — с двойным дном. Это то, что проходит, но оно же и от слова «память», скажем, монумент, от того же корня. То есть уловленный остановленный момент — это запечатленный образ, нечто незабвенное... С этою же целью запечатлеть на память жизнь, а не смерть, человека, создавались даже надгробные портреты, и впрямь столь отличные от пустых посмертных масок... Ваша фотография — портрет?

— Если смотреть широко — да, портрет, а если узко... не знаю.



— Скажем иначе, что все-таки вас как фотографа привлекает в человеке?

— Меня привлекает сам человек. Мне больше ничего не нравится. Меня не привлекает куча народу. А отдельный человек мне нравится. Меня занимает мое собственное представление о нем, его я и снимаю. Я не могу нести ответственность за его состояние вообще. Я его снимаю так, как его вижу я. Впрочем, толпа — тоже интересная вещь. У меня даже есть идея сделать выставку толпы, то есть даже разных «толп».

— Толпы для вас раз-ЛИЧНЫ, у них тоже есть лица?

— Толпа состоит из людей, просто это качественно другое образование, чем отдельный человек. С моей точки зрения, человек существует как минимум в двух состояниях — это одиночка и часть организма — толпы, государства, профессиональной сферы... Степень его зависимости от этого включения в большее образование и определяет его менталитет, образ, характер. Сохраняет ли он личность или теряет ее, становится ли частью большого организма, будучи сам организмом.

— И все же у вас на фотографиях эти два состояния человека — одиночество и среда, лицо и фон — соприсутствуют. Человек у вас никогда не сам по себе, он всегда на фоне чего-то большего.

— Человек — часть среды. И фон действительно всегда присутствует. У меня задумана книжка, которая называется «Групповой портрет на фоне века». Другая книжка — «Групповой портрет на фоне мира», где мир будет представлен цветным, а человек черно-белым.

— Почему черно-белым?

— Цвет мне мешает в человеке, он отвлекает от него. Человеку это не нужно. Он совершенно другое образование, чем мир. Он сам себя сделал. Контур дан ему от Бога, а то, что снимаю я, это то, что он воспитал в себе сам. Поэтому пусть будет черно-белым.

— Иными словами, когда вы снимаете, вы видите или цените в человеке его труд, его творчество?

— Я ценю его самость. Он может быть совершеннейшим бездельником и при этом совершенно цельным человеком. Он мог ничего не сделать вовне, но если он сделал себя, он сделал все. А его собственное представление о мире может быть различным: один будет трудоголиком, другой будет лежать считать звезды, и оба будут достойными внимания и желания общаться с ними.

— А фон?

— Фон везде присутствует, потому что человек живет в этом фоне. Его нельзя выдернуть оттуда, он создает пространство вокруг себя, которое он обживает или не обживает.

— Фон — это среда, а среда — это?..

— Среда — это место и время обитания, обустроенное и предложенное. Если человек ее обустроил, я снимаю ее так, как он ее обустроил. Скажем, вот у меня портреты двух художников рядом с их картинами: они же сами эти картины обустроили. А вот Андрей Сахаров — рядом с обшарпанным подоконником, на котором косо лежат старые очки, потрепанная книжка. Я могу что-то подвинуть в этом пространстве, но я всегда пользуюсь тем, что мне предложено самим человеком.



— ...человек для вас не природное существо...

— Почему же не природное? Природное, откуда же ему взяться? Просто он докрутил себя. Он получил от природы возможность дышать, видеть, слышать, чувствовать, осязать и обонять и думать даже. Дальше он начинает себя формировать сам. Он отбирает среду, отбирает друзей, отбирает общение, способ жизни, профессию и в этом существует...

— Он создает себя и фон, и это для вас фиксирует ваша фотография?

— А я не знаю... Я снимаю себе и все... Я снимаю человека, а что получается, я не знаю... Для меня спонтанность гораздо важнее. Я вижу человека — у меня возникает представление о том, каким он должен быть. Если мне удается его зафиксировать, он оказывается у меня в коробке с разрезанными негативами, если нет — в рулонах.

— Ваша фотография — это не просто то, что сумело попасть к вам в камеру и добралось до стадии негатива. Фотография — это до конца осуществляемый вами выбор... Она выбирается, как выбирается человек...

— А как же. Кроме выбора в ней и нет ничего. Снять фотографию может любой. Даже животное. Просто нажать на кнопку: одна фотография и будет замечательная. Трюк в том, чтобы отобрать ее. Фотографию увидеть надо трижды. Во-первых, ее надо увидеть, когда снимаешь, во-вторых, когда образуется некоторое количество негативов, а в третий — под увеличителем: есть там что-то или нет. И у меня нет никаких особенных правил. Как только появляется специальное ограничение, фотография становится «стилем» в современном смысле этого слова: как сейчас говорят «стилисты». Это — фотографический макияж, а не фотография.

— Макияж, как в жизни, так и в фотографии, это, похоже, когда работа над образом идет извне, «самость» — когда изнутри. В чем же состоит ваше внутреннее отношение?

— Когда я делал свою первую выставку, это был 1979 год, художник, помогавший мне ее делать, Илья Кабаков, придумал тогда такую формулу, которую я не смог бы выдумать сам, а он человек концептуальный, четкий. Он сказал: «Знаешь, эти люди все смотрят на зрителя, почти все, за редким исключением».



— В сущности, вы раскрываете для зрителя то, как этот человек, изображенный на фотографии, раскрывается только вам, вы дарите зрителю свое общение с этим человеком, такое, какого бы зритель сам по себе, быть может, и не смог бы от этого человека добиться...

— Да, это идея общения. Они смотрят на меня. Они общаются со мною. Фотография делается наедине, между мною и этим человеком. Но на самом деле он ведь смотрит не только на меня, он смотрит в объектив, то есть через объектив и меня — на зрителя. Кабаков считает, что я предлагаю некий диалог. Он сказал мне: «ТЫ их поставил друг против друга и ушел. А они общаются. Ты им больше не нужен».

Поэтому я и не люблю, когда фотографий много. Если ты видишь одного такого человека, ты можешь с ним общаться. Если ты видишь множество его ипостасей, это уже сложнее. Как фотограф ты, может быть, демонстрируешь свое мастерство, но для зрителя ты все путаешь, мешаешь. Вот стоит живой человек в некоем пространстве, и висит эта картинка. И они, человек и фотография, вполне могут общаться, как два человека, а не как зритель и актер во множестве своих ролей. Поэтому же я не люблю больших совместных выставок, где намешано множество фотографов: ты ничего не успеваешь толком разглядеть. Конечно, бывают знаковые вещи. Такие, как собрание любимых фотографий Анри Картье-Брессона. Он попросил каждого интересного ему фотографа дать одну фотографию. Он взял и у меня. Это было приятно.

— Брессон — мастер репортажа, а не портрета.

— Это — большое заблуждение... На самом деле он просто фотограф. У него портреты замечательные, люди — дивные, ситуации очень хорошие. Прекрасно чувствует архитектуру.

— Что такое «дивные люди»?

— Как что такое?! Замечательные, интересные. Такие, которых интересно рассматривать.

— Я вот почему спрашиваю. Современная среда — среда пораженная. Дивность человека видна очень мало. В этом смысле у нас несчастливая эпоха. Пространство общения, когда человек быть открыт другому, как целый мир, как целое состояние души, в которое можно войти, как в дом, разрушено. Эпоха 60-х, 70-х располагала к такому общению, а современная эпоха очень жестока именно по отношению к таким тонким связям.

— Для меня это вопрос возраста. Период накопления образов ограничен. Ты накапливаешь их, потом расходуешь. Сейчас тяжело ездить в командировки: дороже, сложнее, опасней или, наоборот, дешевле, проще, безопаснее. Раньше ты окружал себя большим количеством людей. Чем большим количеством людей ты себя окружал, тем ближе ты их рассматривал. Сейчас эти люди все рассыпались: частью я потерял их, физически, частью они постарели, и мы перестали много общаться. Меньше двигаешься. Я меньше стал фотографировать намного... У меня есть все камеры, да и важно ли чем снимаешь! Я снимал и «Зенитом», и Canon. Но теперь мне это уже не очень интересно. Дело в том, что со многими людьми моей жизни у меня все больше нарастает ощущение, что в основном образ этого человека, который меня интересует, во мне уже сформирован.

— Получается такая странная экономия, экономия любовной фотографии. Фотографирование связано с тем, скольких можно «вместить» в сердце и как скоро запечатлеть каждого из вмещенных. Как если бы сердце и было «камерой». Вы и в самом деле снимаете только «любимые объекты», любимые лица?

— Да, я должен человека любить. Или он должен быть мне очень интересен. Я не фотограф «вообще». Я никогда не был девушкой по вызову с камерой, даже работая в газете... У меня могли быть случайные связи, но и они были по любви...

















"Журнал ПОТРЕБИТЕЛЬ. Фото&Техника".
kesha вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.03.2012, 20:03   #2
Супер-модератор
 
Аватар для kesha
 
Регистрация: 20.12.2010
Город:Германия
Имя:***
Работа:---
Хобби:Фото
Сообщений: 1,748
Сказал(а) спасибо: 204
Поблагодарили 678 раз(а) в 524 сообщениях
Вес репутации: 17
kesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to behold
По умолчанию Re: Юрий Рост.











kesha вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.03.2012, 20:06   #3
Супер-модератор
 
Аватар для kesha
 
Регистрация: 20.12.2010
Город:Германия
Имя:***
Работа:---
Хобби:Фото
Сообщений: 1,748
Сказал(а) спасибо: 204
Поблагодарили 678 раз(а) в 524 сообщениях
Вес репутации: 17
kesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to behold
По умолчанию Re: Юрий Рост.







kesha вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 22:25.


Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Лицензия зарегистрирована на:"www.familyklub.com"Вся информация размещённая на этом форуме, является собственностью www.familyklub.com
Поэтому любая перепечатка опубликованной информации разрешается только с согласия Админа