Вернуться   "Стоп-кадр" > Мир фотографии > В мире фотоискусства

Важная информация

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 02.07.2012, 14:14   #1
Супер-модератор
 
Аватар для kesha
 
Регистрация: 20.12.2010
Город:Германия
Имя:***
Работа:---
Хобби:Фото
Сообщений: 1,748
Сказал(а) спасибо: 204
Поблагодарили 678 раз(а) в 524 сообщениях
Вес репутации: 17
kesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to behold
По умолчанию К вопросу противостояния «пленки» и «цифры»

Правда о серебряной фотографии

Геннадий Михеев

Сразу же вынужден заявить: техническую сторону противостояния
«пленка-цифра» оставлю в стороне. Рано или поздно динамический
диапазон матрицы доведут до фантастической величины, светочувствительность
поднимут до немыслимых значений (вообще-то уже довели…), с шумами
худо-бедно справятся. Не при нашей жизни – так в будущем, которое,
надеюсь, будет светлым. Если оно вообще настанет. Корень противостояния
лежит в иной плоскости. Назову ее «полем духовной битвы», и пролегает
эта плоскость сквозь человеческие сердца. Об этом и буду говорить
ниже.

По образованию я инженер (Московский полиграфический институт,
специальность «фототехника») и смею напомнить «технарям, что в
свое время было противостояние «пленка – плаcтина», ибо у пленочной
основы множество недостатков, а прецизионная фотография (в частности,
в области ядерных и космических исследований) немыслима без светочувствительной
эмульсии, политой на твердую основу . Пленка деформируется,
пересыхает, царапается, слипается, накапливает статический ток,
в общем, страдает многими недугами. Старые фотографы, например,
Йозеф Судек, принципиально снимали на пластины, а к пленке относились,
как… ну, нынешние апологеты пленки к «цифре». Если оглянуться
на истоки фотографической технологии, вспоминается дагеротипия,
процесс, продуктом которого становятся практически вечные серебряные
платины. Ведь стеклянные платины тоже несовершенны, ибо хрупки…
А можно шагнуть еще глубже, припомнив, как в эпоху Ренессанса
рисовали при помощи камеры обскуры. И так даже – к наскальным
рисункам… То, что мы именуем «творческой фотографией» – условность,
некая игра, для которой не установлены четкие правила. В этом
плане матрица, пленка, пластина, серебряная дощечка – лишь технологические
ухищрения. Смена типа плоского носителя – не революция. Переворот
в сознании человечества вызовет технология голографии, массовое
внедрение которой не за горами. Скажу, почему. Фотографический
аппарат имитирует работу глаза, голография моделирует работу мозга.
В принципе, эта технология уже существует, вопрос только в устройствах,
позволяющих хранить терабайты информации и в стоимости «бытового»
комплекта голографической системы .



Это, так сказать, вводные слова. В качестве же преамбулы привожу
следующее соображение. Отстаивать преимущество серебряной фотографии
в Сети – глупейшее занятие, ибо невозможно показать, собственно,
продукт: «бумажный» фотоотпечаток. Приведенные здесь сканы с пленок
– все же цифровое фото, точнее, изображение, полученное при помощи
цифрового сканера.



Есть и другой «конец палки»: живое общение, при котором люди показывают
друг другу «бумажные» фотоотпечатки, изготовленные вручную, обсуждают
их, также как и «сетевые контакты», сопряжено с некоторыми препятствиями.
Дело в том, что «роскошь человеческого общения», которую Антуан
де Сент-Экзюпери называл величайшим богатством на Земле, не способствует
абстрагированию от ситуации. Ты проникаешься симпатией к собеседнику,
боишься его обидеть фразой: «Ну, это слабенько…»; либо испытываешь
легкую неприязнь и подспудно стараешься поддеть… Это и есть, нормальные
человеческие отношения, есть иной уровень, который именуется «войной».
А поругать-пожурить-поддеть – вполне адекватное ролевое поведение.
Есть одно «но»: правды в живом общении не сыскать. Правда как
раз и приводит к размолвке и последующей войне. Общение вживую
приносит моральное удовлетворение, оно оказывает психотерапевтический
эффект.



Сетевые «игры», Интернет-публикации, форумы – не только суррогат
живого общения, но и своеобразная анархия. «В столовой, в бане,
в поезде, в Интернете все равны!» Это значит, несомненный авторитет,
который «в реале» неприкасаем, в Сети имеет шанс наполучать изрядных
оплеух. Другой вопрос: по делу или так – из хулиганских побуждений…
Именно поэтому, кстати, многие в Сети выступают под никами. Чтобы
в жизни оставаться белыми и пушистыми и не наживать врагов.

Еще один аргумент в пользу Интернета. Давайте признаемся себе:
«Мону Лизу» большинство из нас знает по полиграфическим репродукциям.
Если кто-то заявит: «Нет, я в Лувре Ее видел…», окажется лжецом.
Потому что на самом деле творение Леонардо он видел гораздо ранее
своего первого посещения «Лувра». И понял, что это шедевр, который
полезно было бы посмотреть «вживую». Или данное убеждение ему
внушила культурная среда? В том-то правда Интернета (да и вообще
Мирового Информационного Пространства – Интернет лишь средство,
это пространство оптимизирующее): практически ВСЕ оригиналы мы
познаем по репродукциям.

Об этом размышлял еще Вальтер Беньямин в работе «Произведение
искусство в эпоху его технической воспроизводимости».
Вообще я отталкиваюсь о концепции Беньямина о культовой и экспозиционной
ценности произведений искусства в ряде работ, в этой – в частности.
Через 80 лет эти идеи (например, «ауры» художественного произведения)
остаются свежи! Рекомендую почитать, ссылка выше дана. Здесь же
только приведу слова Поля Валери, которые Беньямин взял в качестве
эпиграфа к своей статье:

»Во всех искусствах есть физическая часть, которую уже нельзя
больше рассматривать и которой нельзя больше пользоваться так,
как раньше; она больше не может находиться вне влияния современной
теоретической и практической деятельности. Ни вещество, ни пространство,
ни время в последние двадцать лет не остались тем, чем они были
всегда. Нужно быть готовым к тому, что столь значительные новшества
преобразят всю технику искусств, оказывая тем самым влияние на
сам процесс творчества и, возможно, даже изменят чудесным образом
само понятие искусства».



С фотографиями так же. На выставки ходят немногие, тем более что
далеко не все петербуржцы бывают на московских выставках и наоборот.
А что тогда говорить о жителях Новосибирска, Хабаровска, или,
прости Господи, Певека? То есть: фотографию мы постигаем по Интернет-публикациям,
посредством журналов, альбомов, календарей и прочей полиграфической
продукции. Авторские отпечатки смотрят в узких кругах, зачатую
весьма замкнутых и закрытых от влияния извне. Ну, и «шреются»
в лучах «аур», яко какие-то сектанты на рандеву со своим «гуру».

Вот такое мое «преамбулическое» соображение. К сожалению, не смог
обойтись без данной тирады, ибо она отражает контекст сочинения,
которое я предлагаю Вашему вниманию.



…Последний российский император Николай II был страстным фотолюбителем.
Он часами просиживал в персональной фотолаборатории, печатая фотографические
карточки. Если бы в те времена существовала цифровая фотография,
вероятно, Николай больше бы думал о судьбах подотчетной страны
и не получил бы прозвище «Кровавый». Впрочем, он мог бы сидеть
за компьютером, «докручивая» картинки в «фотошопе»… Ну, увлеченный
был человек! Хотя и бездарь. Таких немало и наши дни.

Говоря откровенно, Николай Романов был «технарем», его увлечение
светописью имело утилитарное значение: царь «фоткал» родных и
печатал карточки не для эстетики и какого-то там искусства. Хотя,
фотографические карточки Николая II ныне ценятся. Как документы,
реликвии.

Если говорить о творческой фотографии во всех ее формах и проявлениях,
все же глупо отрицать, что мы имеем дело с полноценным искусством.
Хотя, в значительной мере, фотографические произведения являются
ЕСТЕСТВОМ, ибо они – продукт воздействия света на рецептор, пленку
или матрицу. Человек, автор – только лишь направляет камеру в
нужное автору время на понравившийся сюжет. Остальное – сложная
работа аппаратуры и химии в рамках технического регламента.



Искусство вообще подразумевает т.н. «артефакт» , вещь, которую
можно потрогать руками. Даже в музыке, искусстве в сущности эфемерном,
есть партитуры, которые с успехом продаются на аукционах. Творческая
фотография в стороне не остается, хотя, поскольку отпечатки с
негатива теоретически можно тиражировать бесконечно, деятели арт-рынка
выработали ряд условий, ограничивающих «авторский» тираж .

Здесь я не буду рассуждать отвлеченно, ибо практически пришел
от общекультурных к фотографическим проблемам. «Цифра» отняла
у творческой фотографии существенную материальную часть, которую
продают и покупают. Я имею в виде негативы и фотографические отпечатки.
Да, законодательство четко определяет, что является объектом авторского
права в случае «цифровой передачи данных». Собственно, если у
цифрового изображения стереть EXIF (метаданные), оно получится
обезличенным, потеряет авторство и технические параметры. Да и
вообще практически неограниченные возможности обработки «исходника»
не способствуют повышению доверия к изображению как к таковому.
«Цифра» – форма существования фотографического образа (ежели таковой,
конечно есть) вне времени и обстоятельств. Это как текст без контекста,
нечто вселенское и всепроникающее, ВНЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ.

При наличии не слишком здоровой фантазии можно предположить, что
«цифра» – провозвестник искусственного интеллекта, некая информационная
протоплазма, из которой возникнут роботы, которые, вероятно, однажды
придут к выводу, что биологическая жизнь – тупиковая ветвь бытия
Вселенной. Далее – читай научную фантастику, красочно иллюстрирующую
сценарии бунта машин. Творческая фотография – искусство техническое,
и проблема меры человеческого и машинного в данном виде гуманитарной
деятельности будет остра всегда. Сегодня идея бунта «фотороботов»
звучит как бред. Как она зазвучит лет эдак через 20, мы не знаем.
Ниже я процитирую автора, который предрекал «цифру» 20 лет назад.
Звучит написанное два десятилетия назад забавно. И зловеще, ведь
Эрих Эйнгорн – так зовут автора – как в воду глядел.



Кто следит за моими опытами в написании статей о фото, знает,
что я провожу четкое различие между понятиями «фотографическое
произведение» и «фотографическое изображение». Многое зависит
от авторской установки. Если автор уже стремится к авторскому,
«винтажному» отпечатку, на отпечаток и надо смотреть. Но, кроме
выставочной, есть альбомная, журнальная, «буклетная» («календарная»),
мониторная фотографии. Многие и ориентированы как раз на «тиражное»
бытование фотографического произведения. Это тоже искусство, о
чем и говорил Беньямин .

«Цифра» напрягает всякого творческого фотографа, продающего свои
творения. Что считать произведением: RAW-файл, обработанное в
графическом редакторе изображение, принтерный оттиск? Когда делаются
негатив и отпечаток, все встает на свои места, основания для беспокойства
отпадают. Чьего беспокойства? Естественно, тех, кто создает фотографические
произведения и занимается их оборотом в арт-рынке. В искусстве
без оборота артефактов обходились разве что в эпоху мамонтов.

Будем откровенны: нынешний фотографический бум среди обывателей
все же порожден Интернетом, точнее, открывшейся возможностью показывать
продукты своих фотографических опытов широкой аудитории, которую
получил любой пользователь Всемирной Сети. Для этого не надо идти
в фотоклуб, посылать карточки в фотографический журнал, заводить
нужные знакомства. Просто сидишь дома, сфоткал какую-нибудь хрень
– и опубликовал на фотосайте или в блоге. И это тоже бытование
творческой фотографии, как это не раздражает противников «мониторного»
фото.



Некоторый «откат» в сторону серебряной (чаще говорят: «аналоговой»,
реже: «традиционной») фотографии мы с вами наблюдаем в настоящее
время. Это естественная человеческая реакция: после всякой революции
рано или поздно следует реставрация. Назад ничего никогда не возвращается,
но всякое технологическое новшество пробуждает ностальгические
настроения по… так и хочется сказать: «утерянному раю». Но это
не так. Просто, общество тревожится, ибо потеря привычного и общение
с непознанным – удовольствие, как говорится, «не для всех». За
примерами в истории далеко ходить не надо: когда супруги Кюри
творили опыты с радием, им вряд ли в кошмарах снился ядерный взрыв.

Пленка вернулась, причем, она теперь несколько дороже, нежели
была в эпоху, когда «цифра» делала только первые шаги. Все же
серебряной фотографией занимаются преимущественно энтузиасты,
прежде их называли «фотолюбителями». Зато как падают в цене карточки
памяти! Но ведь и пленочные камеры по меркам «пленочной» эпохи
тоже теперь стоят копейки. За исключением, разве что, «Леек»…



Нельзя сказать, что «цифра» наступает по всем фронтам. Она просто-напросто
уже заняла самые выгодные позиции, оставив скромные плацдармы
апологетам «пленки». Профессионалы уже второй десяток лет покупают
дорогущие цифровые «задники» для среднеформатных камер, перманентно
обновляют свой парк камер с более мелким форматом матриц. Но это
те, кто продает фотографические изображения, которые делаются
для последующего тиражирования на разных носителях: в журналах,
на буклетах, баннерах, календарях, etc. А есть ведь «фотография
для души»…

Многие фотожурналисты и художники несмотря даже на финансовые
возможности, позволяющие купить какой-нибудь навороченный «марк
два», продолжают снимать дальномерными «Лейками», на пленку. В
этом они находят одновременно и особый шик, и мистику. От одного
фотографа я слышал про особую «зернистость» фотопленки, которая
ни одним «фотошопом» не воспроизводима. Все так, «случайное» зерно
галогенида серебра действительно напоминает естественную среду.
Но те, кто изучал технологию серебряной фотографии, знает, насколько
сложно строение фотопленки, в особенности цветной. Фотопленка
– непростое техническое устройство, имеющее целью зафиксировать
воздействие света. Техническое, причем, изготовленное автоматом!
Как газета, отпечатанная на станке. А сколько иных технологий
в фотографии! И каждый этап фотопроцесса – техническое изощрение,
хитрость, позволяющая сократить трудозатраты.



В институте я защищал диплом по теме «Технологии быстрого проявления».
Это было в 1991-м, когда «цифра» только еще делала первые шаги
– да и то не в творческой фотографии. Уверяю вас, в химии проявления
столько нюансов! Я тогда перелопатил все мировые патенты за 80-е
годы. Сейчас, конечно, почти все забыл, но уверяю вас: то, что
заливают во всякие минилабы, – продукт трудов сотен и сотен умов
со всех концов Света. В основном, если честно, японцев и американцев.
Можно сказать, технология серебряной фотографии гениальное изобретение
человечества, точнее, великих сынов – таких как Ньепс, Дагерр,
Тальбот, Маддокс. Но фотоматрица – разве не гениальное изобретение
? А ведь сам принцип работы матрицы проще, нежели у многослойной
цветной пленки. А значит, матрица гениальнее.

И все же откат к «серебряному» прошлому с затхлым запахом фотолабораторий
налицо. Уже можно найти в Интернете объявления о мастер-классах,
которые дают профессиональные печатники. Остается порадоваться
за представителей данной профессии! Ведь вспомнили о подлинных
виртуозов фотоувеличителя, кюветы и глянцевателя! Думали, все
фотографические печатники спились и скапустились? Нет, они отсиживались
в офисном и логистическим планктоне до радостного часа.



Дабы уважаемый читатель не подумал, что автор иронизирует, вспомню
о своем личном опыте. Детские впечатления о первой, проявленной
в фотобачке, пленке и первом изображении, появляющемся на фотокарточке,
болтающейся в кювете при красном свете, одни из ярчайших. Я чуточку
ощущал себя жрецом фототворчества, крохотным, но демиургом, ведь
моими стараниями рождалось отражение мира, созданное мною, а не
каким-нибудь дядькой! То, о чем я сейчас говорю – очень существенное
обстоятельство, ведь должен же я знать, почему меня в детстве
увлекла именно фотография. Повальной-то моды на фото в 70-е годы
не было… Я хорошо помню, как интересно мне было колдовать в крохотной
подсобке, в коммуналке на улице Грибоедова. Соседи готовы были
меня убить, ведь от «химикалий» ванна была желтой, – печатал и
проявлял я в подсобке, но промывал все же в ванной комнате. В
общем, обычная коммунальная война. Но у меня была своя фотолаборатория
с фотоувеличителем «Юность». В дальнейшем я печатал на самых крутых
«Дурстах» и «Лейтцах». О, попечатал я вдоволь! Хватило, чтобы
отбить чувство «демиурга»… «Мистика серебряной фотографии»? Ну,
это для фотолюбителей… «Особое тепло фотокарточки»? Может быть,
но мне уже не дано прочувствовать данный факт. Счастлив тот, кто
впервые прочитал «Улитку на склоне» Стругацких. Второе прочтение
уже не будет открытием. Так же и в серебряной фотографии. А вот
в «цифре», к сожалению, нет даже и первого «прочтения», то есть,
радости открытия. Видимо, именно потому цифровая фотография постигается
нами так же естественно и незаметно, как вербальный язык или пение
лесных птиц. Но поверьте: тоже постигается! Скажем так, чудо фотографии
впитывается нами почти что вместе с молоком матери. И это благодаря
тому, что цифровая фотокамера есть даже в телефонной трубке. Вот,
в чем соль .

А какими волшебниками были создатели произведений мокроколлоидного
процесса, амбротипии, цианотипии!

У меня есть старинная книжка, в которой даются подробные инструкции
по изготовлению дагеротипов. Это же лаборатория алхимика! Одни
пары ртути чего стоят… И в самом деле, технология серебряной фотографии
дарит величайшие возможности, от которых впору… растеряться. Как
просто в «цифре»: клац – и готово! А тут…



Примечания и дополнения:

Справедливости ради нужно сказать, что в Европейском Центре ядерных исследований (Женева, Швейцария) ядерную эмульсию поливают на пленку. Делается это потому что качественный полив возможен только в автоматической поливальной машине, а на стекло в автомате полить эмульсию затруднительно. Существуют довольно сложные центрифуги и для качественного полива и на стекле, но их по неизвестной мне причине не используют.

Уже ясно, что модель плоской матрицы морально и технологически устаревает. Не за горами появление вогнутой матрицы, повторяющей форму глазного дна. Данная модель позволит избавиться от многих недостатков фотографических объективов, практически сведя на нет некоторые типы аббераций. Строго говоря, путь к голографии – имитация системы «глаз-мозг». Вероятно, нас ждет время, когда появится группа поклонников «старой доброй плоской матрицы, такой несовершенной – но человечной»...

Слово «артефакт» прижилось в цифровой фотографии; оно обозначает «нежелательные особенности сгенерированного компьютером изображения, появляющиеся в определённых условиях».

Строгие правила классификации авторских отпечатков деятелями арт-рынка не установлены. С подачи американского коллекционера Арнольда Крейна самым ценным отпечатком считается «винтаж» – «оттиск, сделанный автором вскоре после экспонирования им негатива». Пытались даже установить точный срок изготовления «винтажа», две недели с момента съемки, но, кажется, данное правило не действует. Если отпечаток сделан лаборантом (ох, и как это доказать…) стоимость фотопроизведения резко падает. Весьма расплывчатое определение… Стоит напомнить, что Ансель Адамс называл негативы «нотами», и отпечатки – «исполнением». Автор может вернуться к своему негативу через несколько десятков лет и «исполнить» его в совершенно иной форме, ибо внутренний мир автора, понимание им реальности могут кардинально измениться.

Физики Уиллард Бойл и Джордж Смит, разработавшие в 1969 году CCD-матрицу, удостоены в 2009 году Нобелевской премии. В настоящее время CCD-матрица уступает позиции изобретенной позже SMOS-матрице, и данное противостояние так же напоминает войну. Есть «фанаты» «устаревшей» CCD-матрицы, утверждающей, что картинка с нее более естественна. У меня есть фотоаппараты с двумя типами матриц и я действительно замичаю, что CCD-матрица на низких значениях ISO действительно дает более «чистое» изображение. Матрица типа Foveon Х-3, построенная по принципу цветной фотопленки, пока что стоит особняком в борьбе не участвует. Следует предположить, вскоре появятся электронные фоторегистраторы иного типа, мы наверняка станем свидетелями новых, вероятно революционных решения. Например, на подходе матрица российской разработки SensorIS и никоновская полноцветная RGB-матрица. Я лично (повторюсь) жду появления сферической матрицы.

Я все более склоняюсь к мысли о том, что фотографическая деятельность – особый способ отношения человека к миру и отношений между людьми, имеющий свой язык, опирающийся на невербальные средства общения.

Нельзя в статье о «пленке» и «цифре» не упомянуть пикториальную фотографию (считается, этот вид творческой фотографии немыслим без монокля, но, ежели на хороший объектив накрутить светофильтр, обильно испачканный вазелином, эффект будет тот же…) , в рамках которой появилось понятие «благородные техники печати» (пигментная, броммаслянная). В последнем виде техники позитивного процесса, «бромойле», светочувствительная эмульсия накладывается на основу с предварительно задубленным изображением кисточкой, в результате чего получается имитация живописного произведения (правда, монохромного). Ключевым словом здесь я считаю «имитацию».


topos.ru
kesha вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.07.2012, 15:22   #2
Супер-модератор
 
Аватар для kesha
 
Регистрация: 20.12.2010
Город:Германия
Имя:***
Работа:---
Хобби:Фото
Сообщений: 1,748
Сказал(а) спасибо: 204
Поблагодарили 678 раз(а) в 524 сообщениях
Вес репутации: 17
kesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to behold
По умолчанию Re: К вопросу противостояния «пленки» и «цифры»



О, как я понимаю нынешних юношей и девушек, не понюхавших
фотографической химии! Пленки, растворы, фотоувеличители, красный
свет… неискушенному это все кажется таким романтичным, как… ну,
предположим, виниловые пластинки. Но серебряная фотография
немыслима без лаборатории, которую неискушенный юноша, как и
я в детстве, вполне может сравнить с лабораторией алхимика.

В серебряной фотографии есть разделение на съемку, негативный и
позитивный процесс. Причем, характеристики изображения
посредством химии (изменения состава проявителя) и режима проявления
можно изменять во время проявки. Целые книги написаны на
данную тему! Возьмем три капитальных труда, по сути, «библии»
инженера-фотографа Это «Теория фотографического процесса»
Т.Х. Джеймса, "Основы технологии светочувствительных
материалов" В.И. Воробьева, "Химия фотографически эмульсий" К.В.
Чибисова. Целые пласты знаний, удивительнейшие тайны
фотохимических процессов… Впрочем, если попытаться осилить толстенные
фолианты, открывается, что наполняют их математические и
химические формулы, сложнейшие диаграммы, и занудные
характеристические кривые.

Сколько прекрасных часов я провел в 80-е годы, осваивая технологии
изогелии и соляризации! Теперь эти эффекты достигаются одним
нажатием кнопки мыши и управлением несколькими курсорами,
регулирующими силу эффекта. Опция «соляризация» является одним
из фильтров, число которых только множится. Получается, я
осваивал только лишь «фильтр»? Кстати: вы никогда не
проявляли вручную цветной слайд? Или хотя бы черно белый (был и
такой)? Это такая мутотень! Надо в середине процесса старательно
кружиться вокруг пленки – и засвечивать, засвечивать его
яркой лампой… А, может быть, вы печатали вручную цветные
карточки? Ах, большинство и черно-белые не тискали, не болтали в
кюветах? Что ж, попробуйте, вероятно, получите такое же
удовольствие, которое когда-то впервые испытал при прочтении
«Улитки на склоне». «Тихо, тихо ползи, улитка, по склону
великой Фудзи, вверх – до самых высот!» Серебряная фотография – в
каком-то смысле, неспешное восхождение на «фотографическую
Фудзи». Вопрос: ждут ли вас там, и вообще – доберетесь ли?..



Вспомнился чудак, который лет пятнадцать назад в супермаркете
электроники приставал к посетителям: «Скажите, а у вас случайно не
сохранился ламповый радиоприемник? О, вы не представляете,
какая прелесть – ламповый звук!» Я тогда подумал: псих. А
теперь «ламповый звук» – общепринятое понятие, – я до сих пор
ни черта не понял, в чем его «прелесть». Так вот: серебряная
фотография – вероятно, понятие из той же «оперы», что и
«ламповый звук». Есть живой звук, настоящий. Есть видимая
реальность. Серебряная фотография, вероятно, наиболее приближает
к реальности. Но мне кажется, она более от нее отдаляет.
Потому что авторская обработка, печать – это трактовка
художника, создание ОБРАЗА. Здесь я ловлю вероятный момент истины:
апологет серебряной фотографии в большей степени художник,
ДЕМИУРГ, нежели «раб цифры». Или я шибко категоричен?

Есть апологеты «бумажной» литературы. Ну, не приемлют они всякие
цифровые ридеры, которые лишают книгу как произведение
полиграфического искусства, «ауры»: запах краски, шуршание бумаги,
независимость от источника энергии… А вот я, к примеру в
эпоху «цифры» научился понимать ТЕКСТ. Василий Розанов считал,
что культуру погубил Гуттенберг. Печатный станок унизил
рукопись. Фотография в свое время так же «убивала» живопись. Не
убила же! И даже толкнула творческую часть человечества к
эксперимантам в изобразительном искусство, породившим
импрессионизм, кубизм, фовизм и прочие «измы».



Итак, читая ТЕКСТ при помощи карманного компьюрера, например, в
метро, я все же общаюсь с автором. Потому что ТЕКСТ содержит
частичку души автора. Да, приятно видеть рукопись, автограф. Но
не отвлечет ли это от постижения самого смысла послания?
Уверен: фотографическое изображение – даже цифровое, из нулей
и единиц – не может не содержать частичку автора, как и
ТЕКСТ!

Авторский отпечаток может потрясти. Но вероятна и обратная реакция.
Потому что воспитанный на «мониторной» фотографии, не
знающий, как печатаются фотоснимки вручную, просто-напросто
неспособен оценить труд «классического фотографа». Мне вдруг
вспомнилась фабрика ручной вышивки «вениз» в городке Кадом.
Женщины ажурные скатерти вышивают по полгода; так вот, повезла
главный художник фабрики ручную вышивку в Германию – и
показать, и продать. Немцы глядели, глядели… спрашивают: «Ну, и
что?» – «Так ручная же работа, тепло рук, духовность, и все
такое…» – «Да? А у нас машины вышивают качественней…» То есть,
если человек не знает, что есть ручная печать фотографий, он
даже не поймет смысл действа, которое осуществляет
чудак-фотограф, работающий по-старинке. Для того, чтобы «въехать» в
тему, надо хотя бы разок напечатать фотографию самому.



…На днях осуществил свою "мечту *****а", побывал в гостях у
Кривцова. Пал Палыч в хорошей творческой форме, кстати, хочет со
среднего формата пленки ("Мамия") перейти на более широкий.
Хотя чаще всего он все же снимает «Лейкой», на пленку «ТИП-17».
Очень внимательно посмотрел коллекцию фотоотпечатков Пал
Палыча. Практически, всю выставку "Русский человек. Век ХХ".
Понял, что для подлинного Мастера нет мелочей. Пленка,
качество проявки, архивация негатива (это тоже надо уметь, пленка,
******* царапается), и, что самое главное, печать. Пал
Палыч долго подбирал источник света для увеличителя,
рассеиватель. Растворы для проявки. Бумагу (все напечатано на матовой).

Когда я рассказал Пал Палычу, сколько стоят винтажные фотокарточки
Картье-Брессона (и ведь известно, что маэстро печатать не
умел, за него это делал лаборант), Кривцов горько улыбнулся.

И действительно фотокарточки Кривцова будто излучают тепло. Это не
мистика, а восхищение качеством. Вот что такое МАСТЕР!
Впечатление от тех же фотографий, весьма качественно
воспроизведенных в альбоме, не яркое. Хорошо, душевно, тонко, но… Вот,
сейчас снова перелистал альбом, дабы продолжить фразу. Мешает
легкий глянец мелованной бумаги. А ведь монитор, даже
специальный, графический – тоже своеобразный глянец!



К Кривцову приводил меня Михаил Рогозин, удивительный Мастер, так же
являющийся апологетом серебряной фотографии. Мы с Михаилом
немало беседовали на тему противостояния «пленка-цифра», и
не могу не привести некоторые тезисы Мастера.

Итак, согласно концепции Рогозина, фотография в сущности не делится
на «цифровую» или «аналоговую»; важно, вкладывает ли
фотограф душу в свой труд или просто заколачивает деньги. В «цифре»
многое упрощается, ибо калиброванный монитор, подправленные
параметры снимка, яркость картинки в сущности тебя дурят, –
ты не получаешь радость от самого процесса преодоления
материала.

Скажу от себя (Михаил Рогозин этого не говорил): есть секс, его пока
не отменили. Направленность на результат, оргазм – тупик,
потому что выключается сам процесс «любовной игры». Я не
отрицаю, что оргазм не находится в связи с игрой. Но если цель –
только оргазм, как-то скучно, что ли жить. Впрочем, как
говаривал еще Ленин, всякое сравнение хромает, так что лучше о
фотографии, нежели о сексе.

Рогозин считает так: сфоткал, поправил фотку при помощи «фотошопа»
(имеются в виду все графические редакторы), показал на
мониторе… –все. Это вся жизнь цифровой фотографии (если исключить
журналистику). Серебряная фотография требует много времени,
которого всегда катастрофически не хватает. Зато я,
занимаясь съемкой на пленку, проявкой, печатью, ни от кого не
завишу, и свой результат делаю сам. Да, методом проб,
многочисленных ошибок, но все же это стоит «мессы», ибо потрясающий
отпечаток – продукт великого труда.



Особая сторона – качество, в особенности – фотографической печати,
позитивного процесса. Автор в серебряной фотографии работает
на образ, который он хочет воплотить, от начала и до конца
(от поиска кадра, нажатия на спуск до фотоглянцевателя или
наклейки отпечатка на картон) и каждый этап сложнейшего
процесса он контролирует, имеет возможность изменить десятки
условий.

Еще: цифровая фотография по мнению Рогозина «плоская», выхолощенная.
Цифровая камера – компьютер, который сам предлагает
наилучший вариант (по цветовому балансу, градациям, экспозиции). И
зачастую процессор фотокамеры и прошивка многие параметры
устанавливают сами, за человека. Да, это искусственный
интеллект, во многих случаях выполняющий незаметную, но необходимую
рутинную работу. Но тот ли это случай – творческая
фотография? Яркий экранчик цифровой камеры дает самоуспокоение,
видимость красоты. В каком-то смысле это хорошо, но… В
серебряной фотографии работа ведется с каждым кадром. Мастер
приблизительно его предвидит, но все же не видит! Есть в пленке
элемент неожиданности, тайны. Помогает опыт, знание нюансов. В
пинхол-фотографии нет ни монитора, ни даже «глазка»: человек
выставляет камеру по внутреннему наущению, только
предполагая, каков будет результат. И ведь получается! Не всегда,
конечно, но…



И, что самое главное, в «цифре» пропадает сосредоточение. Последнее
в творчестве (любом) – краеугольный камень. Пленка – не
мистический предмет, никаких чудес в серебряной фотографии нет.
Но это радость появления результата. Детская радость, с
которой человек на расстается даже в преклонных годах. Главное в
творческой фотографии – поиск кадра, постоянная внутренняя
работа. С пленочной камерой это возможно, «цифра» уводит в
сторону, постоянно пытаясь избавить автора от «ненужных
заморочек».

Это позиция Рогозина. А вот позиция автора одной из моих любимейших
книг о серебряной фотографии («Основы фотографии») Эриха
Эйнгорна. На русском книга издана в 1989-м, когда «цифра»
делала только робкие первые шаги. Тем не менее, Эйнгорн уже
предостерегает (стр. 11):

«Давно ли фотограф-любитель радовался, получая технически средний
снимок? Для него и это уже было большой победой. Он испытал
удовлетворение первооткрывателя, проникшего сквозь завесу
неизвестного. И окружающие смотрели на него с восторгом. А что
мы имеем сегодня? Технически высококачественный, четкий
фотоснимок может получить любой, даже тот, кто понятия не имеет о
сути фотографического процесса и, может быть, впервые
нажимает на спуск фотоаппарата. Более того, сознание «простоты»
питает самомнение – каждый уже считает себя вправе поучать
другого, хотя бы и более опытного, чем он… Там, где нет
реального ощущения творчества, нет приложения усилий для
достижения искомого результата, возникает упадок поисковой
деятельности. Зато не смену ей приходят внешние фокусы, желание
каким-нибудь вывертом поразить окружающих. При падении духовности,
столь опасном для будущего культуры, фотография рождает
нарочитые бессмыслицы и шокирующие поделки, выдаваемые за
искусство».
kesha вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.07.2012, 15:30   #3
Супер-модератор
 
Аватар для kesha
 
Регистрация: 20.12.2010
Город:Германия
Имя:***
Работа:---
Хобби:Фото
Сообщений: 1,748
Сказал(а) спасибо: 204
Поблагодарили 678 раз(а) в 524 сообщениях
Вес репутации: 17
kesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to behold
По умолчанию Re: К вопросу противостояния «пленки» и «цифры»



Лично я все же являюсь апологетом «цифры». Это мои «заморочки»,
потому что двадцать лет занимаюсь фотожурналистикой. Если
пожелаете, могу изложить свои доводы. Но в данном тексте я не хочу
ничего доказывать – просто излагаю некие сведения,
вероятно, неравномерно, ибо ангажирован… нет, не кем-то – своими
предпочтениями! Я просто «накушался» работой в фотолаборатории.
Но это мои внутренние проблемы, повторюсь, могу рассказать
подробнее – если будет потребность.

Вы прекрасно понимаете, что все, о чем я рассказал выше, освещает
только одну сторону фотографической деятельности, я бы назвал
ее «внешними манипуляциями». Собственно, саму съемку, как в
иных кругах принято говорить, "наполнение плоскости снимка
контентом", здесь оставляю в стороне. И уж вовсе не задеваю
фотографическое мышление, иначе говоря, умение многообразие
видимого мира преображать в образы. Фотографическая
деятельность настолько многолика, что… Я вот надолго сейчас завис,
подбирая метафору.... Предположим – охота. Это не только
стояние на "номерах", стрельба, разделка туши, но и много всяких
"мелочей", во главе которых стоят мужское братство, некий
отрыв от цивилизации, контакт со своей генетической памятью.
Пьянку оставлю в стороне. Такова и "серебряная" фотография.
То есть, комплекс. Надеюсь, не неполноценности



Самая существенная ошибка наша в том, что мы, говоря "фотография",
частенько думаем об искусства, творчестве. А фотография –
лишь техническое средство и не более того. Художник волен
избирать средства самовыражения в меру своей испорченности (или,
если угодно, гениальности). Нравится цифра – почему бы и
нет? Только распечатку с принтера продать трудно – вот, в чем
соль, фотокарточки (как модно стало говорить, "винтаж")...
вон, сколько их с аукционов уходит. Только не у нас _ 9…

Вообще говоря, серебряная фотография – занятие на стыке фотографии и
изобразительного искусства. Манипуляции с пленками,
растворами и бумагой, собственно, к фотографии имеют весьма
опосредствованное отношение, ведь фотография по своей сути –
«письмо светом». Обработка светочувствительного материала –
элементы тонкого ремесла, не более. Позитивный процесс – труд
художника, ему близка работа графика, творящего оттиски.

Цифровое фото как раз ближе к светописи, нежели серебряная
фотография, ибо ты только лишь следишь за причудливой игрой света, а
все остальное за тебя делают матрица и процессор. Два акта
творческой фотографии – выбор точки съемки и ловля момента –
в «цифре» остаются такими же, как и в «классической»
фотографии.



Забыл упомянуть о «прикосновении» света, излученного реальностью к
светочувствительному материалу… Пленка должна, по идее,
хранить частичку бытия, которое растворилось в «майе» (простите,
что применяю буддистскую терминологию). Вот она, «мистика
фотографии»! Но ведь негатив – не фотографическое
произведение, а нечто срединное, так сказать, средство регистрации и
сохранения. На выставках мы созерцаем отпечатки, которые хранят
не «прикосновение», а жалкую тень «прикосновения». Единички
и нули «цифры», по идее, никакого «прикосновения» не
хранят.

Ну, да, разумное основание к данной гипотезе есть, ибо даже вода,
говорят, обладает «эффектом памяти». Вот, что такое Туринская
плащаница (если данная реликвия не подделка?): изображение
человека, который был когда-то завернут в данную ткань или
нечто большее?



Здесь мне вспоминается один фантастический роман (по нему в
«Голливуде» был снят фильм), в котором по полученному из Космоса
цифровому сигналу люди создали живое существо, которое, понятно
дело, принялось все крушить. Я это к тому, что цифровая
информация, согласно гипотезе фантаста, может нести сложнейший
генетический код, по которому реально воссоздать жизнь.

Вообще говоря, здесь мы можем говорить только о гипотезах.
Экстрасенсы, по фотографиям получающие всякую информацию (так и
хочется выразиться: хрень) – от болезней человека до его
местонахождения, обычно на тестах позорно проваливаются. Ни разу я
не услышал от экстрасенса: «Мне не подходит отпечаток – дайте
негатив, у него аура сильнее!» Знаете, почему? Они просто
слабо разбираются в технологии фотографии. Но хорошо понимают
психологию людей! Если предположить, что некая неясная
энергия в фотографическом изображении содержится, почему бы ей
не быть в «цифровой» картинке?



Вообще говоря, фотографию экзальтированные элементы разных типов
избрали в качестве средства доказательства того или иного чуда.
Как инженер-фототехник скажу: ни разу в фотографии я не
сталкивался с чудесами. Все они объяснимы. «Светлые шары»
возникают только в случае, если съемка ведется со вспышкой.
Как-то на Севере, в некоем таинственном месте (называется оно
«Аникеева келья») мне показывали фотографии с «шарами». Видно
было, что вспышка высветила обыкновенных комаров, которых в
тех краях мириады. Но я так и не смог убедить оппонентов в
том, что все на самом деле так пошло и банально. Нам по
природе своей свойственно верить в чудо…

Несомненный плюс серебряной фотографии: если у меня есть
механическая камера, запас пленки – и я могу поехать на длительное
время на край Земли, где нет электричества – и снимать, снимать…



И НЕ о творчестве. Интересно, что в настоящее время фотография как
сегмент современной экономики, возвращается к своим истокам.
В XIX веке фотограф был универсалом, выполняющим любые
заказы всеми доступными данному Мастеру средствами. И теперь
коммерческий фотограф – универсал, ибо он должен выполнить любой
заказ: съемку свадьбы, корпоратива, репортаж с места
события, создание портфолио, реклама, детская съемка, компромат,
фотографические курсы… Именно поэтому фотографы кучкуются,
объединяясь в студии, агентства. Ведь сконцентрировать силы и
средства одному человеку трудновато. Будет поступать заказ
на изготовление коллекции серебряных отпечатков – надо
исполнить! Так возвращаются фотолаборатории, оживляются поставщики
пленок и фотобумаги, химикатов. На стоках выискивается
лабораторное оборудование. И это очень хорошо, ибо истина в
разнообразии, а не в унификации.

Помнится, в пленочную еще эпоху захотел я сфотографировать у святого
источника колоритного такого странствующего монаха. Это
было в Дивееве. Как порядочный человек, я попросил разрешения.
Монах ответил: «Сымать? Ни-и-и-и… Сымать не надоть, ты
рисуй, рисуй…» С одной стороны, забавно, но вот, если посмотреть
строго… а может на фиг ее, эту фотографию – пленочную,
цифровую, платиночную… одна только суета и томление духа!

Вот, кстати, этот монах:



Я его сфотографировал «с пупа». Думал, не заметит. Ан, заметил.
Сказал: «Я ж тоби говорил, рисуй! Выйдет, выйдет тебе это
боком!» Девушки (что в кадре) испугались, говорят: «Боже, тебя
монах проклял!» Вечером они мне подарили крестик. Я потом его
долго носил. Пока не потерял. И все фотографирую,
фотографирую… А теперь стал задумываться: а не является ли мое занятие
фотографией «проклятием монаха»? Надо было рисовать. Шучу,
конечно, но во всякой шутке, как известно….

***

P.S. Рассуждения умных людей, все же искушенных в рассматриваемом
вопросе. Это «пинхолисты», отрицающие не только «цифру» но
даже такие, казалось бы общепризнанные вещи как фотообъектив и
механический затвор _ 10. С ресурса:

http://forum.pinhole.ru/index.php/topic,3967.0.html

Сергей Шап: "Между аналоговой и цифровой фотографией, этот отрыв
становится еще больше. Фотография становится еще более мертвой.
Т.к. цифра не материальна, и процесс максимально прост и
автоматизирован, утрачивается воздействие на снимок
"случайности и времени", авторских "манипуляций". Пленка материальна,
ее можно засветить, поцарапать и т.п. Все это как бы следы
автора, все эти "физические" манипуляции, воздействие
температур, времени и прочего. Все это следы на уровне
"материального мира". Т.е. в результате снимок становится более
наполненным некой "физической, материальной жизнью". В которой
ошибки и случайности – неотъемлемый элемент существования. Цифра
стерильна, фотограф превращается в хирурга который всегда на
дистанции и имеет возможность беспристрастно, бесследно,
манипулировать с изображением. Он как бы может создать
глубокое и красивое произведение, но не способен вдохнуть в него
жизнь. Жизнью можно поделиться, лишь созидая нечто, на
материально-физическом уровне. Примерно также как Вы можете
поделиться своей жизнью, с жизнью своего ребенка..."



А.В. Иванов: "С позиций философских, и даже религиозных, можно
заметить, что процесс возникновения изображения в аналоговой
фотографии открыт (!) человеком, т.е. то, что происходит со
светочувствительным материалом не является чем-то
противоестественным самому мироустройству. Более того, это уже было
заложено в самом Творении, человеку оставалось только внимательно
разглядеть и воспользоваться. С цифрой все иначе.
Изображение становится изображением благодаря использованию
придуманному человеком(!) алгоритма, и далеко не факт, что эта
придумка не скажется негативно на судьбах человечества (простите за
пафос). Вспомните у Бодрийяра: "Акт фотографирования был и
остается нерукотворным...". И не смотря на то, что при
работе с цифрой руки (а зачастую и мозги :-)) востребованы
меньше, чем в аналоговой фотографии (там же все эти бачки для
проявки, кюветы, глянцеватели и т.п.), нерукотворность все-таки
остается в последней, а первая рукотворна по сути".


Antimatter: "…для меня в альтернативной фотографии есть один очень
важный аспект и этот аспект – психотерапевтический. Когда я
рассчитываю новую пинхол камеру, выпиливаю детали, делаю
дырки и после сборки вставляю туда кассету с материалом я
забываю про все что существует вокруг. Когда я нахожусь в темной
комнате и часами валандаю в кювете лит отпечатки я сам
растворяюсь в этой кювете и единственное чем занят мой мозг в тот
момент это медленное появление контуров отпечатка на бумаге.
Когда я наношу эмульсию сушу ее и печатаю допустим третий
слой гуммиарабика мне глубоко наплевать на глобальное
потепление, терроризм, голод и свиной грипп вместе взятые. И это
все происходит потому что любые процессы альтернативной
фотографии настолько сложны и увлекательные что они на 100%
занимают все мое сознание и выдавливают из него всю рутину и
бессмысленность человеческого существования".


photo-top: " В прошлую субботу я с сыновьями ходил в Манеж на
фотовыставку. На ней представлены работы Андрея Безукладникова,
отличные работы, но все они отцифрованы, прошарплены, вобщем
фотошоп поработал на славу, стало грустно, эпоха
восьмидесятых причесана и подпудрена. А в других залах работы Брессона,
Мартины Франк – ручная печать от которой идет какой– то дух,
который подстегивает к творчеству. Я против цифры нечего не
имею, сам работаю на цифру и еще лопачу в редакции чужое
"цифровое творчество", а вот плёночка как– то для души... Мои
Дети, ученики начальной школы, смотрят как появляются
изображения на бумаге при красном свете фонаря и приходят в полный
восторг. Мальчишки у меня с радостью помогают проявлять
пленку, они в процессе познания, и это меня радует. Радует
вопрос – папа когда будем фотографии печатать? А вот когда я
работаю дома с цифрой – им совершенно не интересно. Значит,
есть в аналоговой фотографии то, чего нет в цифре, и это
чувствуют детские души...."


kesha вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 07.07.2012, 21:24   #4
Пользователи новички
 
Регистрация: 28.03.2012
Город:Москва
Имя:Сергей Кириллович
Работа:Музыкант, пенсионер,
Хобби:Музыка, фото, музыка, фото, музыка, фото.
Сообщений: 109
Сказал(а) спасибо: 71
Поблагодарили 77 раз(а) в 41 сообщениях
Вес репутации: 6
Сергей Виноградов will become famous soon enough
По умолчанию Re: К вопросу противостояния «пленки» и «цифры»

Изумительно интересный материал! Читал подряд, пока не кончилась страница. Панегирик пленочной фотографии. И всё же не со всем изложенным внутреннее согласие наступило. Пока не готов оппонировать автору, спорить с ним, но чувствую, что слегка так унизил, опустил он цифровые технологии фотографирования, отнял у них душу и глаз художника, хотя в паре мест как-то оговорился про это. Есть подобные энтузиасты и в музыке - те, которые отрицают электронные цифровые музыкальные инструменты. Их аргументы: скрипка - живой инструмент, фортепиано, труба, литавра - живые инструменты, их душа накрепко связана с твоей душой, с твоими руками, с тем, КАК и КОГДА ты извлекаешь тот или иной звук. В то же время электронный синтезатор - мёртвый инструмент. Его звук не зависит ни от времени, ни от настроения, ни от влажности воздуха и пр., - ни от чего не зависит. Десять лет назад установил такой режим - он и сегодня будет такой. Только вот ни один из авторов, включая здешнего Геннадия Михеева, не берет в расчет, что созерцающий произведение искусства зритель, слушатель каждый следующий раз находится в ином психоэмоциональном состоянии и воспринимает то же, что и вчера, творение - по-другому. И второе прослушивание, второй просмотр - не аргумент, что в одну реку дважды не войдешь и, может быть, от повторного созерцания живого шедевра тебя так не поломает. Скорее, это аргумент в мою пользу именно потому, что я сегодня не такой, как вчера. Десятки раз ловил себя на том, что запись - ЗВУКОЗАПИСЬ - музыканта, вчера не произведшая впечатления, сегодня, или через годы, может потрясти и даже вызвать слезы. Что он там говорил про созерцание подлинной Моны Лизы? Разглядывание более или менее точной копии картины Леонардо может произвести неизгладимое впечатление. Мы, например, в исходном посте (постах) смотрим цифровые изображения бывших когда-то пленочных/бумажных отпечатков, а внутри разливается теплота - это фотобумажные картинки... И забываем, что и то, и то, которое современное - всё это цифровая развертка компьютерного монитора. Вот здесь было бы очень интересно почитать или послушать психолога: почему нам кажется огромной разница, когда мы смотрим картинки, и нам при этом говорят, что это сделано с пленочных негативов, а это - съемка на цифровую камеру. А если бы нас осознанно ввели в заблуждение? Какой прибор-анализатор определит нам источник, если нет EXIF`а?
У меня в жизни была комичная и нелепая ситуация. Я учился в консерватории. Был общевузовский семинар, посвященный величайшему композитору и пианисту Сергею Рахманинову. Играли студенты, были и записи самого Рахманинова - композитор умер в 1943 году и успел на шеллачные пластинки записать много чего гениального... Один мой однокурсник, которому предстояло играть, обратился ко мне с просьбой записать его на магнитофон - он, дескать, стесняется играть живьем. Играл одну из сложнейших технически и музыкально пьес - Вторую сонату. Здорово играл. Я записал. В тот же день был и этот семинар. Я дома едва успеваю перезаписать сонату с компакт-кассеты на катушку. Прилетаю в консерваторию, отдаю запись в радиоузел. Бегу в зал, навстречу идет студент мой и с наглой рожей говорит мне: "Ты извини, старик, я чего-то так испугался, что сказал, что ты принесешь запись самого Рахманинова..." Я его чуть не съел от гнева. Но семинар идет, задний ход давать поздно. Сижу, трясусь. И в конце семинара профессор, ведущий его, объявляет: "А теперь, уважаемые профессора и студенты - чудо! Сергей Виноградов принес на одно прослушивание запись Второй сонаты в исполнении автора - Сергея Рахманинова!" В зале ропот. Играет мой... скажем, Юрка, Вторую сонату. После последнего аккорда - зал встает и начинается бешеная нескончаемая овация. Я - бочком-бочком бегом в радиоузел, хватаю пленку и быстро домой, пока не убили. Потом меня долго-долго мучали просьбами и мольбами дать пленку на копирование. Пока я не сознался отцу - профессору консерватории в своём вынужденном мошенничестве. Пошли вместе с ним к проректору по научной работе, я всё рассказал, а он долго смеялся и всё это смог замять. Вот вам пример цифровой фотографии, которую возможно выдать за бумажный позитив. С каким духом мы его теперь разглядываем? Ну, и так далее.
Отличная статья, короче говоря. Думать заставляет.
__________________
Главная задача камеры - убраться с Вашей дороги к хорошему фото (Кен Роквелл)
Сергей Виноградов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.07.2012, 23:13   #5
Супер-модератор
 
Аватар для kesha
 
Регистрация: 20.12.2010
Город:Германия
Имя:***
Работа:---
Хобби:Фото
Сообщений: 1,748
Сказал(а) спасибо: 204
Поблагодарили 678 раз(а) в 524 сообщениях
Вес репутации: 17
kesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to beholdkesha is a splendid one to behold
По умолчанию Re: К вопросу противостояния «пленки» и «цифры»

Сергей, описанный Вами случай в консерватории - наглядный пример того как велика роль стереотипов в нашей жизни...
К сожалению не обладаю временем чтобы подробно как Вы попытаться изложить свои мысли. Но то как Вы написали или даже
то, чего Вы не написали ( это между строк ) я прекрасно понял. И разделю Ваше понимание этого вопроса.
kesha вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 08:29.


Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Лицензия зарегистрирована на:"www.familyklub.com"Вся информация размещённая на этом форуме, является собственностью www.familyklub.com
Поэтому любая перепечатка опубликованной информации разрешается только с согласия Админа